var caruselId = 'mycarousel'; var wrapperId = 'mycont'; function showbut(){ $j('.friend_item').each(function(){ var bodywidth = $j(this).width(); var itemwidth = $j(this).find('.'+caruselId+' li').outerWidth(true); var licount = $j(this).find('.'+caruselId+' li').size(); if(licount*itemwidth < bodywidth) { $j(this).find('.jcarousel-prev,.jcarousel-next').css('display','none'); }else{ $j(this).find('.jcarousel-prev,.jcarousel-next').css('display','block'); } }); } jQuery(function() { $j.fn.startCarousel = function() { var bodywidth = $j('.friend_item').width(), itemwidth = $j('.'+caruselId+' li').outerWidth(true), mycontwidth = bodywidth > itemwidth ? bodywidth - bodywidth%itemwidth : itemwidth, licount = $j('.'+caruselId+' li').size(), jscroll = 1; if(licount > mycontwidth/itemwidth){ jscroll = mycontwidth/itemwidth; } else { jscroll = 0; mycontwidth = licount * itemwidth; } $j('.'+wrapperId).width(mycontwidth+100); $j('.'+caruselId).jcarousel({ scroll:jscroll }); licount = 0; showbut(); }; $j(this).startCarousel(); $j(window).resize(function(){ $j(this).startCarousel(); showbut(); }); }); assets/images/bgs/friends.jpg

Игорь Ивлев

Игорь Ивлев
  • Игорь Ивлев

Игорь Ивлев
путешественник,
член ВОО «Русское географическое общество»,
работает заместителем директора 
научно-производственного предприятия, живет в Кемерово

 

Перечислить все обстоятельства странствий моего друга Игоря Ивлева – значит написать целую книгу. Книгу о жизни и о мечте, о пути к самому себе, о странах, континентах, морях и океанах, народах и целых цивилизациях, загадках истории, затерянных и скрытых территориях земного шара и человеческой души.

Мы познакомились на комсомольском лыжном «Агит-пробеге» в районе реки Кии. С тех самых далеких дней меня завораживают его рассказы о путешествиях. Хотелось бы поделиться с вами некоторыми из них.

 

Отрывки из дневника странствий Игоря Ивлева

Пешие походы. Моя настоящая «туристическая» жизнь началась в студенческие годы с пеших походов. Поднебесные Зубья, Горный Алтай, озеро Шавло… Были пещеры, перевалы и вершины, первопроходы, первенства Союза, защиты и отчеты. От Кавказа до Камчатки – основные регионы Великой страны. Это была эпоха спортивного туризма.

 

Знакомство с океаном. Первое знакомство с океаном  состоялось в далеком 1983 году. Я тогда с группой Бийского турклуба «Эдэльвейс» забирался на Камчатку делать «пятерку» по обледенелым вулканам. Из Владивостока в Петропавловск-Камчатский мы пошли на пароходе. Примерно через день начался шторм в девять баллов. Капитан дал команду: «Никому не высовываться! Все двери задраить!» Одна дверь осталась, через нее я тайком пробрался ночью на палубу и стоял, ухватившись за кормовые перила. Небо и вода были одним бушующим мраком, корма то поднималась на огромную высоту, то обрушивалась вниз в разверзнувшиеся воды. А я стоял и кричал от  переполнявшего душу восторга. 
Следующего путешествия я ждал с нетерпением, и не только потому, что это был промерзший Сихоте-Алинь с настоящими тиграми без клеток, но и потому, что оно (путешествие) начиналось океаном. И опять был шторм, опять девять баллов...

 

Стремление на Север. С детства, читая книги о путешествиях, я грезил не о морях, парусах и пальмах, мечталось мне о заснеженных дремучих просторах. Север, арктическая пустыня, тундра притягивали меня своей красотой, снились, завораживали. На пути к этой мечте, мне встретились настоящие друзья.  Стремление на север объединило. Мы прошли по притокам Тунгусок с просветлёнными староверами и темными тучами гнуса. По притокам Енисея с гигантскими тайменями. Плато Путорано – ирреальное пространство с ревущими водопадами. Якутию… там в июле пурга… помню, как из-за невероятно сильного встречного ветра почти двести километров тащили за собой катамаран по воде – грести не было никакого смысла. Западный Таймыр по реке, с временами исчезающей под землю водой, мы вышли в Северный Ледовитый Океан, в Карское море.

Кругосветное путешествие. В 2009 году я принял участие во втором этапе кругосветной экспедиции Анатолия Кулика. Мы пересекали Индийский Океан на надувном парусном катамаране. Вся водная часть маршрута из штата Гоа до острова Виктория Сейшельского архипелага составила 3,5 тысячи километров. 
Страх присутствовал, не постоянно, конечно, но он всегда был где-то рядом. Как не странно, не было так страшно, когда шквалистый ветер с огромной скоростью нес полностью зарифленный катамаран на грани прочности, или когда огромные черные тучи – предвестники штормов, закрывали небо и давили своей черной тяжестью. Страшнее было, когда проснулся  после вахты в давящей тишине.  Был полнейший штиль. Бесцветно бледный океан, такое же небо и все вокруг. Еще несколько часов назад это был живой организм, мы были его частью, жили вместе с ним, боролись за выживание. И вдруг дающей силы борьбы не стало… казалось, мы останемся здесь навечно... Чтобы как-то справиться с подступавшей истерией, мы схватили весла и начали грести и петь песни.

 

Бермудские острова. Бермуды – одно из самых удивительных и загадочных мест на земном шаре. Наш экипаж из семи человек выбрал маршрут: Нассау (Багамские острова) – Гамильтон (Бермудские острова). Это было автономное плавание протяженностью около 1200 миль. 9 дней яхта «Джульетта» форсировала Атлантический океан, треть этого времени был сильный шторм.

 

Давняя мечта. В августе 2011 года мы в группе с Виктором Поддубным и Олегом Бутовым совершили поход по северной части полуострова Таймыр с выходом на мыс Челюскина – крайнюю северную точку материка. Мыс Челюскина – давняя мечта.
Нас забросили самолетом через Красноярск в Хатангу – поселок у восточного основания полуострова Таймыр. Дальше вертолетом в начальную точку маршрута – к подножию гор Бырранга. Вертолет исчез в сумрачном северном небе… пронзительная тишина и необъятный простор.  Мы одни на территории с пол-Европы. Мечты сбылись по полной: холод, сто процентная влажность и ураганные ветра, плывуны и топи, ледники и скалы, голод и голодные белые медведи… лицом к лицу. Маршрут движения на север был проложен по рекам на катамаране, когда река меняла направление плавсредство нужно было разбирать и нести на себе. Если течение было против направления движения, то катамаран тащили за собой, как бурлаки. Пешие переходы были около 40-50 км. между реками. По дороге нам встречались овцебыки, олени, утки, в реке изобилие рыбы, чем дальше мы углублялись на север, тем больше менялась «обстановка». Я вспомнил о преданиях нганасов, которые никогда не кочевали севернее этих гор, считая землю, расположенную за ними, мертвой. И действительно, куда-то исчезли вся дичь и рыба. Перед нами предстала тундра во всех ее проявлениях – от арктической пустыни до жутких топей, в которых мы временами проваливались по пояс. Добрались до метеостанции им. Федорова на мысе Челюскина. Здесь народ живет годами – каждый день как подвиг. Мы старались им помочь, чем могли … пекли хлеб, лепили пельмени, плотничали, тротуаров намостили, корабль разгрузили… Уж зимовать надумали – сколько этот вертолет ждать можно… а он прилетел… через месяц.

 

Остров Пасхи. 2013год, начало мая. Курс на остров Пасхи. Яхта гладит волну, или наоборот… Плавание проходит в штатном режиме, ловятся и вялятся  тунец и дорадо, винный погребок полон прекрасного вина. До о. Пасхи 800 миль, идем в грозовом фронте, ветер 30 узлов. Я на камбузе, ужин почти готов. Выглядываю наверх за свежим воздухом…звук: «дзинь!»… лопается болт талрепа левой ванты. Ночь проходит в хлопотах за выживание. Утром осматриваемся: потеряли (сбросили) мачту, сломана палубная надстройка, «покоцан» борт, но все здоровы и бодры духом, ночные страхи теперь история. Последующая ночь, еще немного суеты… днем заправка от огромного сухогруза, у которого перо руля больше нас.  Его развернула в нашу сторону девушка Полина из далекого Архангельска…а в стихах только про коня на скаку. 
Гуляя по Пасхе, рассматривая каменных маои, думал о сведениях, полученных из разных источников во время подготовки к путешествию, о маои северных островов – тема для будущих экспедиций.

 

Осень в Монголии. Сентябрь 2013. Хариус, баранина и водка. Охотники с беркутами. Горы, просторы, метель и студеные ночи под невероятными звездами.

 

Что дальше? Пересечение пространства затягивает, жить без этого уже трудно. Сейчас «ломаю голову», как суметь в апреле 2014 года оказаться на Таймыре в компании двух друзей из Казани и двадцати четырех таймырских и чукотских  ездовых собак. Так пространство я еще не пересекал.